Неделя после начала «охоты на ведьм» в маккартистском стиле против России

Андре Деймон
29 сентября 2017 г.

В течение недели после того, как «Фейсбук» объявил о своем сотрудничестве с комиссией конгресса США по расследованию российского «вмешательства» в американскую политическую жизнь, газеты New York Times и Washington Post нагнетали истерию в духе маккартизма.

«Когда сейчас речь заходит о России — как и в случае с войной во Вьетнаме 1960-х или войной в Ираке 2002-2003 годов, — вы можете, в сущности, писать все, что угодно. Все журналистские стандарты выбрасываются за борт». Таково категорическое суждение о материалах Washington Post, содержащееся в статье, опубликованной в понедельник удостоенным многих наград журналистом-разоблачителем Робертом Пэрри. Он был одним из тех, кто предал гласности скандал по делу «Иран-контрас».

Пытаясь демонизировать Россию в попытках легитимировать американскую войну за пределами своих границ и политические репрессии внутри страны, Times и Post опубликовали на этой неделе ряд зловещих и абсолютно ничем не подкрепленных статей, обвиняя российское правительство во всех мыслимых грехах, начиная от поражения Хиллари Клинтон на выборах 2016 года, электорального успеха крайне правой АдГ в Германии и кончая протестами против полицейского насилия в Соединенных Штатах.

В совершенно маккартистском стиле любая политическая оппозиция политике американской финансовой элиты, в какой бы точке мира она не проводилась, изображается как работа российских агентов, стремящихся подорвать благонамеренные действия Соединенных Штатов.

Как отмечает Пэрри, этот нарратив неустанно и бессовестным образом проталкивается публично, даже несмотря на недавний показ телеканалом PBS [американское общественное телевидение] документального фильма режиссера Кена Барнса (Ken Burns) о Вьетнамской войне. Это фильм, независимо от намерений своих создателей, самым подробным образом описывает то, как правительство США, при поддержке клики политически лояльных и некритически мыслящих журналистов, систематически лгало своему населению относительно почти всего, что касалось событий этого катастрофического конфликта.

Что касается лжи того времени, то она оправдывалась на том основании, что любой, кто ставит под вопрос дейставия правительства США, является коммунистическим агентом. Сейчас же любая политическая оппозиция, включая оппозицию войне, объявляется результатом действий российских агентов, «троллей» и «ботов».

В прошлый четверг «Фейсбук» заявил, что передаст информацию относительно примерно 3 тысяч фальшивых аккаунтов, — которые, как утверждается, «скорее всего, действовали из России», — комитету конгресса, расследующему предположительное вмешательство России в выборы 2016 года.

Ранее компания говорила, что не располагает какими-либо доказательствами использования Россией ее системы, чтобы оказать влияние на ход выборов. Компания изменила свою позицию после того, как оказалась под давлением со стороны ведущих демократов, включая сенатора Марка Уорнера, высокопоставленного демократа из комиссии по разведке. Он лично посетил штаб-квартиру «Фейсбука», где ему было заявлено, по сообщению Washington Post, «что “Фейсбук” не обнаружил аккаунтов, использовавших рекламу».

В период, последовавший после визита Уорнера, «Фейсбук» публично объявил о существовании аккаунтов, которые так настойчиво хотел найти Уорнер. Сделанное компанией в прошлый четверг заявление о том, что она передаст данные об аккаунтах комитету Уорнера, породило волну истерической пропаганды со стороны New York Times и Washington Post.

Наряду с серией крикливых статей на первых полосах обеих газет, их авторы, сочиняющие передовицы, выбросили за борт любые намеки на какие-либо ограничения в описании предположительной роли России в ходе американских выборов 2016 года.

Среди наиболее зловещих публикаций была колонка в воскресном выпуске New York Times, написанная Ниной Янкович (Nina Jankowicz), сотрудником Института им. Дж. Кеннана Международного научного центра имени Вудро Вильсона. В ней автор предупреждала о том, что «российская дезинформация» нашла «благодатную почву», потому что население США становится все более скептическим по отношению к правительству и имеет доступ к новостям в Интернете.

Янкович пишет: «По данным Pew Research Center, только 20 процентов американцев доверяют своему правительству. Столь же низкий процент испытывает «большое» доверие в отношении национальных новостных СМИ». Эта утрата доверия к правительству «совпала с ростом… адреналинового цикла новостей в Интернете».

Упоминая про американское население, как если бы оно было южновьетнамской деревушкой, готовой для «умиротворения», Янкович пишет: «Борьба начинается в сознании народа и формирует его». Автор аргументирует в пользу того, чтобы борьба против России начиналась с «базовой программы средней школы» и продолжалась средствами идеологических тренинговых программ, организуемых работодателями.

Россия, по ее утверждению, «очень ловко использовала слабости Америки».

В понедельник Washington Post напечатала статью на фронтальной полосе с тремя подзаголовками, основанную на серии интервью с «более чем десятком человек, вовлеченных в правительственное расследование. Статья описывает, каким путем компания «Фейсбук» проводила «внутреннюю самопроверку». «работая с оглядкой назад», чтобы обнаружить российское вмешательство, которое ранее объявлялось несуществующим.

Статья берет предположения правительства за чистую монету. Ее цель в том, чтобы изобразить в качестве фактов ряд допущений, придуманных «Фейсбуком» для того, чтобы удовлетворить требования влиятельных законодателей и спецслужб, настаивающих на том, чтобы компания предоставила доказательства российского «вмешательства», — как если бы это было результатом неожиданного самостоятельного открытия корпорации и ее исполнительного директора Марка Цукерберга.

Ни «Фейсбук», ни спецслужбы США, ни газеты, продвигающие эту зловещую историю, не предоставили ни малейшего доказательства для подкрепления своих утверждений, за исключением нескольких скринов якобы подозрительных аккаунтов в «Фейсбуке», которые были опубликованы газетой New York Times ранее в этом месяце.

Эти обвинения стали еще более истеричными во вторник с появлением редакционной в Washington Post под заголовком «Кремль проникает в Германию». Статья обвиняет Кремль в том, что тот сыграл существенную роль в электоральном успехе крайне правой «Альтернативы для Германии» (АдГ) на выборах в проведшие выходные.

Post утверждает, что АдГ «была поддержана кампанией в социальных медиа тем способом, который Россия использует повсюду — анонимными ботами, рассылающими сообщения в огромных количествах. В очередной раз попытка Кремля подорвать демократию, разделить Запад и разрушить основанный на правилах либеральный интернациональный порядок смогла найти себе точку приложения». Такие огульные заявления основаны на единственном утверждении, согласно которому принятые в последний момент решения избирателей о том, за какую партию голосовать, были сделаны «под влиянием анонимных аккаунтов троллей и усилены бот-сетями на русском языке».

Однако наиболее нелепое и, вероятно, наиболее важное обвинение появилось в статье Washington Post, также опубликованной с тремя подзаголовками, в которой говорилось, что Россия стремится продвигать группы, выступающие против полицейского насилия, включая «правозащитные группы афроамериканцев».

Статья открыто проводит параллель с обвинениями ФБР и других спецслужб, утверждавших, что движение за гражданские права 1960-х годов выражало собой не легитимное социальное недовольство, а было результатом активности коммунистических шпионов и агитаторов. «Многое в тех рекламных объявлениях, которые были обнаружены “Фейсбуком”, — пишет Post, — напоминает сообщения, распространявшиеся оперативниками советской эпохи, когда они выглядят так, будто написаны реальными политическими активистами в Соединенных Штатах, тем самым прикрывая вмешательство враждебной иностранной державы».

Отождествление оппозиции полицейскому насилию с российской инфильтрацией, проводимое Washington Post, представляет собой еще один шаг в сторону прояснения тех исходных предпосылок, вокруг которых строится вся кампания о предполагаемом вмешательстве России в выборы 2016 года. Речь о том, что рост социальной оппозиции, проявившейся в виде массовой поддержке кандидатуры Берни Сандерса, якобы стал результатом российского проникновения, и что его следует пресечь методами цензуры и государственных репрессий.

Репрессивный подтекст кампании против «фейковых новостей» уже стал реальностью в действиях компании Google, которая добилась снижения трафика политических левых сайтов на более чем 50 процентов, начиная с апреля этого года. В особенности пострадал Мировой Социалистический Веб Сайт, трафик которого по итогам поисковых запросов, исходящий из Google, упал за это время почти на 75 процентов.

Маккартистская «охота на ведьм», нагнетаемая газетами New York Times и Washington Post, может служить только целям легитимации и расширения этой цензуры.