Эта неделя в истории

25 лет назад: Ельцин избегает импичмента

10 марта 2018 г.
Борис Ельцин (слева) и Билл Клинтон в 1995 году

10 марта 1993 года президент России Борис Ельцин пережил попытку отрешения его от должности, предпринятую Съездом народных депутатов России. Голосование в пользу импичмента дало следующий результат: 418 голосов «за» и 341 «против». Для того чтобы импичмент состоялся (что требовало абсолютного большинства), не хватило 99 голосов. Всего на Съезде было представлено 1033 депутата.

Над участниками голосования висела угроза введения Ельциным военной диктатуры. Неделей ранее, 3 марта, он провел широко освещавшуюся в СМИ встречу с высшими офицерами российской армии, флота и военно-воздушных сил, которую председатель Верховного Совета (парламента) Российской Федерации Руслан Хасбулатов расценил как «прямую попытку вовлечь армию, МВД [милицию] и силы безопасности в политический процесс». В ответ на эти слова Ельцин пригрозил применить «крайнее средство» в том случае, если его противники в Верховном Совете продолжат оспаривать его контроль над государственными институтами, такими как Центральный банк.

В этом противоборстве не было никакой принципиальной разницы между российским парламентом и Ельциным. Обе стороны выступали приверженцами продолжения политики реставрации капитализма, которая в 1992 году развязала в России экономический Холокост. Всего за один год промышленное производство упало на 20 процентов, а уровень жизни большинства населения обрушился на 50 процентов. Ельцин более непосредственным образом представлял интересы нарождавшегося класса капиталистов, состоявшего из части бывшей сталинистской бюрократии, откровенно мафиозных элементов, а также слоев мелкой буржуазии. Все они были участниками и выгодоприобретателями полномасштабного разграбления плановой экономики Советского Союза.

Ельцин также стремился выступать представителем в России корыстных интересов империалистических держав, в особенности Соединенных Штатов. В своем противостоянии с парламентом Ельцин получил сильнейшую поддержку со стороны американского президента Билла Клинтона, который, по словам Томаса Фридмана, журналиста газеты New York Times, готовил «инновационные» формы прямой помощи для поддержки коррумпированного российского президента.