Газета New York Times и убийство, которого не было

1 июня 2018 г.

Во вторник, 29 мая, правый украинский режим сообщил о том, что Аркадий Бабченко, российский журналист, живущий в Киеве и являющийся одним из критиков Кремля, был застрелен на пороге своей квартиры. Киев немедленно указал пальцем на Москву. Украинский премьер-министр Владимир Гройсман заявил, что в убийстве журналиста виновна «русская тоталитарная машина».

В течение нескольких минут новость облетела весь мир, сделавшись главной темой ведущих СМИ в Европе и Соединенных Штатах, включая New York Times, Washington Post, Guardian и BBC. Маховик «большой лжи» американской пропаганды начал изрыгать тонны проклятий.

В каждом информационном материале сообщение об убийстве сопровождалось выводом, что за ним стоит российское правительство. То есть американские масс-медиа одновременно объявили о загадочном убийстве и в то же время указали на его источник.

Звезда журналистики New York Times Эндрю Хиггинс заявил: «Убийство журналиста Аркадия Бабченко, бывшего военного корреспондента, вызывавшего ярость среди русских националистов за его остро критические публикации, является последним в серии атак (многие были со смертельным исходом), направленных против открытых противников президента Владимира Путина — как в самой России, так и за ее пределами».

Хиггинс, который в 2014 году был вынужден снять свою статью, где были использованы сфальсифицированные фотографии российских войск, ведущих наступление на украинскую территорию, поставил это убийство в длинный ряд предполагаемых преступлений путинского режима. Среди них — отравление Сергея и Юлии Скрипаль в марте этого года, а также уничтожение лайнера «Малазийских авиалиний» на Украине в 2014 году.

В своем освещении дела Бабченко New York Times и другие ведущие газеты опирались на сценарий, который используется ими постоянно: известный критик Кремля погибает или ранен за пределами страны; Москва немедленно объявляется виновником. Любые попытки России отрицать подобные утверждения или поставить под сомнение выдвинутые обвинения рассматриваются как еще одно свидетельство злонамеренных замыслов Кремля.

Однако в момент наивысшего международного ажиотажа по поводу убийства происходит непредвиденное — труп Бабченко неожиданно появляется на пресс-конференции украинских силовиков. Журналист объявляет, что его смерть была сознательной инсценировкой.

Возвращаясь к сюжету истории, можно отметить, что не требовалось слишком пристального изучения фотографии трупа Бабченко, обнародованного Киевом — на которой журналист лежал в луже жидкости, напоминающей кетчуп, — чтобы понять, что здесь что-то не так.

Однако американская пресса отреагировал на возрождение Бабченко тем, что попыталась найти другой способ предъявить обвинения Кремлю. Типичным примером стала редакционная New York Times, появившаяся в четверг под заголовком «Что бы ни случилось, это не мы».

«Когда из Киева пришли новости о том, что застрелен критиковавший Путина российский журналист, кремлевская машина отрицания быстро набрала обороты», — написала Times, сетуя о том, что Кремль имел дерзость отрицать, что был замешан в убийстве, которого не было.

Другими словами, Times попытались перевести разговор на тему кремлевской «машины отрицания» вместо признания того, что этот случай разоблачил ложь, распространяемую газетой. То, что в действительности оказалось разоблачено, так это пропагандистская машина, управляемая Джеймсом Беннетом, редактором отдела редакционных колонок Times, который манипулирует новостями, действуя в интересах спецслужб и пропагандируя войны за пределами США и политические репрессии внутри Соединенных Штатов. Для Беннета если одна ложь оказывается разоблаченной, то следует ответить на это другой, еще большей ложью.

Каждая редакционная колонка онлайнового издания New York Times содержит оговорку, что этот редакционный раздел «не связан с отделом новостей или отделом редакционных колонок». Ничто не может быть дальше от реальности. На самом деле то и другое практически неразличимо. Times регулярно размещает на своих новостных страницах статьи, целиком состоящие из ничем не подтвержденных утверждений и спекуляций, которые становятся затем основой для редакционных колонок, пропагандирующих войну и внутригосударственные репрессии.

Уж более полутора лет американские СМИ вовлечены в кампанию борьбы против того, что именуется «фейковыми (фальшивыми) новостями». Последние предположительно распространяются Россией и ее сторонниками. Прикрываясь этой кампанией, ведущие СМИ, политики и спецслужбы США оправдывают введение самого масштабного режима цензуры в Интернете в истории США, удаляют тысячи аккаунтов в социальных сетях, не дают слово оппозиционным точкам зрения и всячески блокируют доступ к результатам поисковых запросов, ведущих к левым новостным сайтам.

Но обман со смертью Аркадия Бабченко показал, кто является подлинным изготовителем «фейковых новостей». Это не оппозиционные новостные сайты, ставшие объектом цензуры, а редакционные офисы мейнстримной прессы в Нью-Йорке, Вашингтоне и Лондоне.

Андре Деймон