Историческая находка рукописей Левой оппозиции начала 1930-х годов

Владимир Волков и Клара Вайс
31 августа 2018 г.

В конце января 2018 года в Верхнеуральской тюрьме на Южном Урале было найдено около 30 рукописных документов 1932–1933 годов, авторами которых являются находившиеся там в заключении члены троцкистской Левой оппозиции. Документы в виде тетрадей были обнаружены в ходе ремонта под досками пола в камере № 312.

До сих пор была известна лишь малая часть оппозиционной троцкистской литературы, написанной в Советском Союзе в тот период. Сталинская тайная полиция — ОГПУ-НКВД — делала все, чтобы максимально уничтожить документы троцкистов. Всего несколько документов попало за границу и было опубликовано в Бюллетене оппозиции, который редактировался Львом Троцким, лидером Левой оппозиции, и его сыном Львом Седовым.

Страницы рукописей, написанных советским левыми оппозиционерами

Обнаружение этих документов имеет огромное историческое и политическое значение. Содержание трех опубликованных к настоящему времени текстов служит мощным подтверждением справедливости длившейся не одно десятилетие борьбы троцкистского движения, которое в противостоянии контрреволюционному сталинизму создало в 1938 году Четвертый Интернационал. Публикация найденных рукописей наносит сильнейший удар по сталинистской и постсоветской школе фальсификаций, целью которых в течение многих десятилетий было стремление оклеветать троцкистское движение, принизить его влияние и заставить его замолчать.

Лев Седов, сын Льва Троцкого и редактор «Бюллетеня оппозиции»

Документы подтверждают, что Левая оппозиция, даже после исключения из Коммунистической партии и в условиях тюремного заключения, оставалась внушительной силой. Историк Александр Фокин, преподающий в Челябинском государственном университете и являющийся одним из тех, кто получил доступ к документам, отмечает:

«В истории утвердилась точка зрения, что после 1927 года, после поражения Троцкого, левая оппозиция в России фактически прекратила существование. Но эта находка показывает, что даже сталинская тюрьма не сломила этих людей — они организовались и продолжили борьбу. Из рукописей видно — они действительно стремились создать некую альтернативную программу развития СССР».

Левая оппозиция возникла осенью 1923 года, в последний период жизни Ленина и в разгар неудавшейся революции в Германии, когда рост бюрократизма в советском государстве и Коммунистической партии уже породил оппозицию в партии и в рабочем классе в целом. Отсталость российской экономики, наследие царизма и задержка мировой — прежде всего европейской — революции усилили консервативные, национально ориентированные слои в партии и госаппарате. Свое идеологическое оправдание они нашли в теории «социализма в отдельной стране», выдвинутой Бухариным и Сталиным в конце 1924 года и находившейся в прямом противоречии с интернациональным духом и перспективами Октябрьской революции 1917 года.

В период нэпа середины 1920-х годов Левая оппозиция критиковала правящую коалицию, возглавлявшуюся Сталиным и состоявшую из центристов и правых, за приспособление к мелкобуржуазным и крепнувшим нэпманам и кулакам, за блокирование предложений по ускоренной индустриализации, за зажим внутрипартийной демократии. Во внешней политике троцкисты осуждали все более оппортунистический курс Коминтерна, что привело к ряду болезненных поражений рабочего класса, в том числе в Великобритании и Китае.

Лев Троцкий с лидерами советской Левой оппозиции в 1927 году

Осенью 1928 года правый курс официального руководства ВКП(б) сменился ультралевым зигзагом, одной из причин которого стал хлебозаготовительный кризис, вызванный, как и предвидела оппозиция, нежеланием окрепшего кулака сдавать государству хлеб по невыгодным для него ценам. После периода черепашьих темпов в экономической политике и поощрения рыночных механизмов сталинское руководство бросилось в другую крайность — хаотичную авантюру сверхиндустриализации и насильственной коллективизации.

В результате резкого обострения внутрипартийной борьбы в декабре 1927 года на XV съезде ВКП(б) Троцкий и Зиновьев были исключены из партии, а вслед за ними — еще около 8 тысяч оппозиционеров. С этого момента репрессии против Левой оппозиции неуклонно нарастали, ссылки стали заменяться тюрьмами, а условия содержания в них ужесточаться. Историк и социолог Вадим Роговин подчеркивал, что именно «в борьбе правящих фракций против левой оппозиции» были заложены «основы бюрократически-центристского политического режима, ограждавшего себя от любых попыток социалистического обновления» (В.З. Роговин, Власть и оппозиции. М., 1993, с. 118).

Верхнеуральский политический изолятор, построенный еще в 1910-х годах, наряду с Ярославским и Суздальским, стал одним из главных центров, где содержались за решеткой исключенные из партии диссиденты, в том числе большевики-ленинцы, как называли себя троцкисты.

Здание Верхнеуральского политического изолятора, где сегодня организован музей истории тюрьмы

Из наиболее известных фигур в Верхнеуральском политизоляторе побывали бывшие члены Политбюро Зиновьев и Каменев, бывший председатель Госбанка и заместитель председателя ВСНХ Георгий Пятаков, бывший секретарь Коминтерна Карл Радек, бывший главный редактор Комсомольской правды Александр Слепков, его друг литератор Дмитрий Марецкий — родной брат советской кинозвезды 1930-х годов Веры Марецкой. Среди заключенных находились также небольшие группы меньшевиков, эсеров и представителей других политических течений.

В марте 1931 гола в Бюллетене оппозиции былопубликован список находящихся в Верхнеуральске большевиков-ленинцев, насчитывавший 117 имен. Среди них был ряд наиболее выдающихся представителей международного троцкизма того времени: Федор Дингельштедт (ведущий теоретик Левой оппозиции), Виктор Эльцин (редактор Собрания сочинений Троцкого), Манн Невельсон (муж младшей дочери Льва Троцкого Нины Бронштейн), известный оппозиционер Муся Магид, а также Игорь Познанский (один из бывших секретарей и близких сотрудников Троцкого).

Ссыльные члены Левой оппозиции. В верхнем ряду слева — Виктор Борисович Эльцин, В среднем ряду посередине — Игорь М. Познанский. Оба были близкими сотрудниками Льва Троцкого

Вероятно, одним из наиболее важных из опубликованных документов являются тезисы большевиков-ленинцев под заглавием «Фашистский переворот в Германии», датированные 1 апрелем 1933 года. (Нажмите здесь  для скачивания полного текста). Написанные спустя всего два месяца после того, как Гитлер был поставлен у власти в результате заговора в высших эшелонах германской буржуазии и государства, тезисы дают проницательный анализ происхождения германского фашизма и описывают задачи, стоящие перед рабочим классов всей Европы. Документ начинается с того, что подходит к вопросу об усилении нацизма в рамках контекста кризиса мирового капитализма:

«Происходящий в Германии государственный контрреволюционный переворот — мартовская контрреволюция, является событием величайшего исторического значения. Мировая империалистическая война не разрешила противоречий капиталистического общества. Наоборот, она их необычайно заострила, углубила и подняла на более высокую ступень… Мировой экономический кризис глубоко потряс устои капиталистического общества. Даже такой империалистический левиафан, как САСШ [США], содрогается под его ударами».

Документ подчеркивает, что решение германского капитализма поставить фашизм у власти знаменует собой усиление контрреволюции по всему миру. Немецкая буржуазия, говорят большевики-ленинцы, решила опрокинуть все те уступки, на которые она вынуждена была пойти в период после преданной революции немецких рабочих и моряков 1918-1919 годов.

Значительная часть документа посвящена анализу предательства Коммунистической партии Германии (КПГ) и исторических последствий этого. В тезисах КПГ подвергается острой критике за сеяние иллюзий относительно предполагаемых «социалистических» элементов в программе национал-социалистов, за ориентирование немецких рабочих в сторону нацисткой партии, за восхваление роста фашизма как проявления «левой радикализации масс», — и все это при отказе от единого фронта с рабочими, ориентирующимися на Социал-демократическую партию. Документ заявляет:

«Непротивление руководства КПГ и Коммунистического Интернационала (КИ) фашистскому перевороту — это лишь решающее и завершающее звено той цепи измен мировой революции, которую международный сталинизм ковал на протяжении длинного ряда предшествующих лет… Эта измена международной революции… войдет в историю рядом с датой 4 августа 1914 года [когда германская социал-демократия одобрила военные кредиты германского правительства]».

«Отказываясь от международной перманентной революции, она тем самым сама вскармливает контрреволюцию. Бюрократия СССР беспрерывно расчищала пути мировой реакции для разгрома коммунистического движения. СССР изолируется от мирового пролетариата, как последний изолируется от пролетариата СССР».

Большевики-ленинцы не просто критиковали КПГ за проводимую ею политику. Они обобщено сформулировали альтернативу, развивавшуюся в течение ряда лет на основе анализа и заявлений Левой оппозиции и, в особенности, Льва Троцкого, по поводу ситуации в Германии. Тезисы прямо и открыто выдвигают единственно правильную политику, которая бы обеспечила, в случае ее проведения Коминтерном в международном масштабе, сдвиг ситуации и баланс сил в пользу рабочего класса:

«Перед нарастающей угрозой фашистского переворота революционное руководство коммунистов было обязано:

Крепить изо дня в день единый антифашистский фронт рабочего класса;

Тщательно подготовлять всеобщую стачку для немедленного осуществления ее в ответ на попытку фашистского переворота;

Тщательно подготовлять все возможное для вооружения рабочих к моменту выступления к[онтр]-революции;

Мобилизовать лучшие силы мирового коммунистического движения в помощь германскому пролетариату;

Мобилизовать Красную Армию СССР для активной поддержки антифашистского выступления рабочего класса Германии;

Открыто и мужественно заявить пролетарскому общественному мнению Германии, что в его героической борьбе с фашизмом он не одинок, что пролетариат СССР поможет ему раздавить к[онтр]-революцию всеми ресурсами свой страны, в том числе и ее вооруженными силами, ждущими этого исторического часа в полной мобилизационной готовности, что русский пролетариат с такой же решительностью исполнит свой долг по отношению к своим германским братьям, с какой последние его выполняли по отношению к России в 1918 г1918 г.»

Даже не пытаясь выполнить эти «элементарные международные революционные обязанности», заявляют большевики-ленинцы, «международная сталинщина подготовила и обусловила гигантское мировое поражение пролетариата. Этим она завершила свою измену мировой революции. Этим она вычеркнула КИ из списка революционных факторов, превратив его в хвост, в левое крыло социал-демократии» [курсив в оригинале].

Документ открыто суммирует опасности, с которыми сталкивался рабочий класс. «Внутренние и внешние противоречия будут толкать правительства фашистской Германии на путь внешней агрессии, и в плане историческом — против СССР, ибо других путей длительного упрочения контрреволюции, как путем войны и через войны, нет и быть не может».

Однако нацистский режим не сможет просуществовать в течение десятилетий, — речь может идти только о годах. Большевики-ленинцы исходили из того, что рабочий класс сможет начать революционную борьбу, в том числе в самой Германии:

«Германский рабочий класс — половина страны. Мы живем в эпоху войн и революций, когда политический опыт масс быстро растет, когда все процессы общественной жизни двигаются семимильными шагами, когда классы не могут долго находиться в состоянии растерянности и пассивности, как бы жестоки ни были понесенные поражения».

Документ заканчивается следующими словами:

«Мировая революция входит в один из самых драматических своих этапов. Объяснить это рабочим всего мира, мобилизовать рабочих, добиться, чтобы рабочий класс понял причины, приведшие к этому этапу, чтобы он понял, что при сталинском режиме не может быть победы пролетариата не только у нас, что она затруднена и в Европе, что один из решающих барьеров, который рабочий класс должен снести, преодолевая гигантский вал мировой реакции, — это международная сталинщина, — вот наша первая задача. И мы обязаны ее выполнить всеми имеющимися у нас возможностями, во всех доступных нам формах».

Тезисы были подписаны 30 заключенными троцкистами. Вот их имена: Дингельштедт Ф., Карякин М., Папирмейстер П., Шинберг Б., Новиков П., Абрамский А., Портной М., Бодров М., Папирмейстер Я., Фельдман, Невельсон М., Кессель, Борзенко, Блох, Кугелев, Кожевников Н., Зарайкин, Папирмейстер С., Эльцин В.Б., Данилович Л., Хугаев К., Бронтман, Вашакидзе, Гогелашвили, Топурия, Ефремов, Шпитальник, Сасоров, Холменкин, Швырхов.

Рукописная тетрадь с документом «Положение в стране и задачи большевиков–ленинцев»

Документ во многих отношениях является уникальным. Отрезанные от Международной Левой оппозиции и находясь в тюрьме, советские троцкисты предлагали анализ, который во всех своих ключевых пунктах совпадал с тем, что писал Троцкий, добавляя и подчеркивая то, что было важно для адекватной исторической оценки 1933 года. Хотя они еще не выдвигали призыв к созданию Четвертого Интернационала — с этим призывом сам Троцкий выступил лишь позднее в том же году, — не может быть никакого сомнения, что с точки зрения этого документа ведущие советские троцкисты, несомненно, поддержали бы и внесли свою лепту в построение Четвертого Интернационала. Более того, распространение этого документа в Европе и, в особенности, в Германии в условиях полного банкротства старого руководства могло бы оказать огромное влияние на сознание тысяч, если не миллионов рабочих.

Опубликованные к настоящему времени документы представляют собой лишь десятую часть найденных рукописей. Особый корпус среди них составляют несколько тетрадей, объединенных общим заголовком «Кризис революции и задачи пролетариата» и снабженных нумерацией. Названия некоторых других документов: «Единая — или — двойственная революция?», «К итогам дискуссии о перманентной революции», «Теория перманентной революции и теория социализма в одной стране», «О теоретических основах ленинской оппозиции и сталинского национал-социализма», «Основные вопросы экономики и политики в переходный период», «Тезисы по экономполитике (к общеколлективной дискуссии)»

Документы дают преставление, иллюстрируют и, в некоторых случаях, конкретизируют масштаб исторического преступления, совершенного сталинистской бюрократией. Это преступление первоначально состояло в изолировании кадров большевиков-ленинцев от советского и интернационального пролетариата, а затем вылилось в их уничтожение в ходе политического геноцида в годы Большого террора. Именно вследствие осознания сталинистской бюрократией того, что их политическая линия отвечает живому опыту рабочего класса в международном масштабе и ясно выражает его исторические и политические задачи, она репрессировала их с такой исторически беспрецедентной беспощадностью.

Начиная с 1933 года, оппозиционеров стали увозить в лагеря, а к концу 1936 года практически все они оказались сосредоточены в двух самых страшных местах — колымских лагерях в Восточной Сибири и в воркутинских лагерях за Полярным кругом в самой северной части Уральских гор.

Там многие их них либо погибли от голода, болезней и непосильного каторжного труда, либо были без суда и следствия казнены. Страшась того, что подъем рабочего класса по всему миру сыграет на руку троцкистскому движению, сталинистская бюрократия начала резко усиливать репрессии и развязала Большой террор, в ходе которого было убито от 20 до 30 тысяч советских троцкистов, а также сотни тысяч или даже миллионы представителей коммунистической и социалистической интеллигенции. Практически все, кто находился в Верхнеуральском политизоляторе, оказались в числе уничтоженных.

Один из рукописных документов, найденных в Верхнеуральском политизоляторе

Не может быть сомнений, что кадры, уничтоженные Сталиным, могли сыграть ведущую роль в руководстве революционным движением против фашизма, которое развернулась в европейском рабочем классе в преддверии Второй мировой войны, а также в начале 1940-х годов. Массовый террор сталинизма против троцкистского и коммунистического движения, что было вскоре дополнено ужасающей кампанией убийств, развязанных нацистами, создал условия, в которых эти движения могли оказаться объектом политических манипуляций и поставлены под контроль сталинизма.

Найденные документы дают мощное подтверждение справедливости борьбы троцкистов против контрреволюционной сталинистской бюрократии. Каждый конкретный пункт их анализа был подтвержден ходом событий. Никто, прочитав эти документы, не сможет сказать, что Левая оппозиция была малозначимой политической силой в Советском Союзе. Каждая строчка этих документов полна революционного оптимизма, стойкости и прозорливости, а также гордого, непреклонного боевого духа.

Троцкистское движение было и всегда оставалось, как подчеркивали большевики-ленинцы, прежде всего и главным образом международной тенденцией. Вот почему, какие бы ужасающие преступления не совершил Сталин, и какие бы огромные потери не понесло троцкистское движение, оно не могло ни потерпеть поражение, ни быть уничтожено в качестве политической тенденции.

Четвертый Интернационал был основан в 1938 году в Париже в условиях самой чудовищной волны контрреволюционного террора во всей мировой истории. Его создание стало, как пишет Дэвид Норт в своей книге Русская революция и незавершенного XX столетие, победой Троцкого над Сталиным. В конечном итоге, именно сталинистская бюрократия, вместе со всеми своими массовыми партиями и аппаратами, бесславно развалилась в 1989-1991 годах, в то время как троцкистское движение, Международный Комитет Четвертого Интернационала, пошел вперед, создав то, что является в настоящий момент самым читаемым социалистическим веб-сайтом в Интернете — Мировой Социалистический Веб Сайт.

Примечательно, что находка документов была отмечена и прокомментирована многими ведущими российскими СМИ, среди которых газеты Коммерсант и Комсомольская правда. Коммерсант, одна из наиболее читаемых газет России (в 2013 году ее тираж оценивался в районе 120-130 тысяч экземпляров), опубликовала полный текст двух документов в своем онлайновом варианте и проинтервьюировала по этому поводу ряд историков.

В российском обществе растет и крепнет ощущение, что подобные исторические материалы и вопросы, которые они поднимают, имеют важное значение — и не только для архивистов, но и с актуальной политической точки зрения. Сотни и тысячи, если не десятки тысяч, людей в России смогут теперь прочитать эти документы. Многие из них будут поражены степенью исторической и политической ясности, точности анализа и проницательности троцкистов, что нашло свое выражение в этих документах,

Мы призываем всех, кто ознакомится с этими документами, вступать в контакт с Мировым Социалистическим Веб Сайтом для обсуждения этих вопросов с нами. Международный Комитет Четвертого Интернационала представляет собой единственную тенденцию, прямо продолжающую героическую борьбу советской и международной Левой оппозиции. В течение десятилетий МК боролся за защиту троцкистской перспективы международного социализма и ее анализа контрреволюционной роли сталинизма, что так ярко и убедительно иллюстрируют найденные документы.

В начале этого года МКЧИ опубликовал русский перевод книги Дэвида Норта В защиту Льва Троцкого, которая представляет собой важнейший вклад в понимание базовых исторических и политических вопросов, связанных со сталинистским предательством Октябрьской революции, борьбы за троцкизм и противостояния постсоветской школе исторических фальсификаций.

Покупайте эту книгу и помогайте ее распространению, насколько это возможно! Свяжитесь с нами, если вы заинтересованы в совместной работе с нами по поводу этих исторических вопросов на принципиальной основе.