Эта неделя в истории

25 лет назад: Испуг от запуска норвежской ракеты едва не вызвал ядерную войну

25 января 2020 г.
Ракета Black Brant XII

25 января 1995 года российские военные ошибочно приняли ракету Black Brant XII, запущенную группой ученых из Норвегии и США для исследования северного сияния над Шпицбергеном, за ядерную атаку ВМС США баллистической ракетой Trident. Это был первый случай, когда российский лидер привел ядерный чемоданчик в состояние боевой готовности.

Ракета, на которой было установлено оборудование для изучения северного сияния, была запущена с островного ракетного полигона Andøya Rocket Range, расположенного у северо-западного побережья Норвегии. Она двигалась по той же траектории, по которой могли лететь межконтинентальные ядерные ракеты США в сторону Москвы. Сирены тревоги прозвучали в российском радиолокационном центре, где технические специалисты зафиксировали полет ракеты, и откуда поступило сообщение о ракетном нападении США.

Президент России Борис Ельцин вызвал генералов и военных советников, и ему был доставлен «ядерный чемоданчик» «Чегет». У него было меньше десяти минут, чтобы решить, будут ли российские военные наносить ответный удар. «Я действительно вчера впервые воспользовался своим “маленьким черным ящиком” с кнопкой, который всегда со мной, — рассказал Ельцин прессе на следующий день, едва избежав ядерной катастрофы. — Я немедленно связался с министерством обороны и всеми необходимыми мне военными командирами, и мы проследили движение этой ракеты от начала до конца».

Несколько лет спустя Spiegel Online отмечал, что Ельцин в то время оставил российские ядерные ракеты в своих шахтах, вероятно, «потому, что отношения между Россией и США в 1995 году были относительно доверительными».

Ученые, проводившие исследование, начиная с 1962 года, запустили более 600 ракет, но ракета Black Brant XII была больше, чем предыдущие, и больше напоминала американскую баллистическую ракету. За месяц до этого запуска команда исследователей проинструктировала норвежский МИД о необходимости уведомить соседние страны об их эксперименте. Российские чиновники за три недели до запуска получили из Осло такое уведомление, но оно, очевидно, было ими проигнорировано. Экипажи радаров российской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН) также не были проинформированы и сообщили, что это движущаяся в сторону России потенциально ядерная ракета.

Питер Прай (Peter Pry), бывший сотрудник ЦРУ, писал, что, хотя в ядерный век были и другие ложные тревоги, ни одна из них не заходила так далеко, как инцидент с норвежской ракетой, «единственный самый опасный момент эпохи ядерных ракет».