Индо-китайский конфликт угрожает внешнеполитическим интересам России

Клара Вайс
24 июня 2020 г.

Состоявшееся 15 июня пограничное столкновение между Индией и Китаем, в результате которого погибли десятки китайских и индийских военнослужащих, заметно повысило градус международной напряженности. В то время как США агрессивно вмешались в события на стороне Индии, Россия рассматривает это столкновение как серьезный вызов своим геостратегическим интересам и активно участвует в переговорах по урегулированию конфликта.

Всего через два дня после столкновения посол Индии в России Д. Бала Венкатеш Варма провел разговор по телефону с заместителем министра иностранных дел России Игорем Моргуловым относительно пограничного конфликта. В минувшую среду, 17 июня, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил: «Мы с большим вниманием следим за тем, что происходит на китайско-индийской границе», — и назвал происходящее там «очень тревожным».

Кочевники племени Бакарвал идут по шоссе Сринагар-Ладакх в горах Гагангира к северо-востоку от Сринагара; за их спиной видна колонна индийской армии. Среда, 17 июня 2020 г. (Фото AP / Mukhtar Khan)

Россия объявила о проведении 23 июня в Москве встречи с министрами иностранных дел Китая и Индии в рамках трехсторонней российско-индийско-китайской группы (РИК). По сообщениям СМИ, стороны договорились не обсуждать пограничный спор и вместо этого сосредоточиться исключительно на пандемии COVID-19. В среду, 24 июня, министры иностранных дел Китая и Индии примут участие в Параде Победы в Москве в честь окончания Второй мировой войны, который первоначально планировался на 9 Мая и был отложен из-за пандемии коронавируса. Парад проводится в условиях, когда российская экономика полностью восстановила работу, несмотря на всплеск заболеваемости.

Конфликт между Индией и Китаем бросает фундаментальный вызов внешней политике России в Азии и, в более широком смысле, на мировой арене. Россия исторически поддерживала тесные связи с Индией. Несмотря на относительно низкий уровень двусторонней торговли, Россия является крупнейшим поставщиком оружия в Индию.

Однако, геополитически окруженная американским империализмом и европейскими империалистическими державами, Россия в течение последнего десятилетия была вынуждена пойти на все более тесный союз с Китаем, который уже давно конфликтует с Индией. Москва и Пекин развили тесное военное сотрудничество, и Россия реализует несколько крупных экономических проектов, в первую очередь трубопровод «Сила Сибири».

В то время как энергетическое сотрудничество не оправдало ожиданий России — российская экономика сильно зависит от экспорта нефти и газа, а Китай не желает платить по ценам, запрашиваемым Москвой, — оно стало основным компонентом экономической и геополитической стратегии Москвы.

Напротив, Индия, в особенности при премьер-министре Нарендре Моди, оказалась полностью интегрирована в военную кампанию американского империализма против Китая. Индия провела крупные военные закупки у США, включая самые передовые военные технологии, которые США продают только своим ближайшим союзникам. Страны проводят большое количество совместных военных учений. При Моди Нью-Дели также предоставил свои военные базы в распоряжение американских военных кораблей и самолетов.

В условиях нарастающей изоляции на мировой арене Россия стремится поддерживать хорошие отношения как с Индией, так и с Китаем. Москва настаивала на создании нескольких организаций, включающих все три державы, в том числе Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС), альянс по экономическим вопросам и вопросам безопасности и РИК. Россия пыталась использовать Индию, в частности, для того, чтобы уравновесить растущее влияние Китая в Центральной Азии, где экономические интересы России в странах бывшего Советского Союза часто сталкиваются с интересами Пекина. В более общем плане Россия также обеспокоена чрезмерной зависимостью от Китая как на политическом, так и экономическом уровне.

В то же время индийское правительство воздержалось от присоединения к антироссийской кампании американского и европейского империализма, которая обострилась в последние годы из-за конфликта на Украине и войны в Сирии.

В мае на заседании дискуссионного клуба «Валдай», ежегодном собрании ведущих российских внешнеполитических экспертов и чиновников, Федор Лукьянов, один из главных российских внешнеполитических аналитиков, настаивал: «Мы должны во что бы то ни стало держаться подальше от маховика американо-китайского противостояния, которое набирает обороты. Одна из задач внешней политики России в обозримом будущем будет состоять в том, чтобы четко выстроить систему противовесов, которая, с одной стороны, не позволит нам быть вовлеченными в это противостояние, а, с другой, позволит нам использовать тот факт, что есть еще какие-то страны, которые абсолютно не намерены в нем участвовать. Есть общая задача — по-новому позиционировать себя в новом мире. Я думаю, что Индия и Россия могут сыграть роль флагманов».

Василий Кашин, старший научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, сообщил ТАСС: «Что делает роль России и Индии особенной, так это то, что исход американо-китайского противостояния будет зависеть от них самих». Он добавил, что позиция России «предполагает определенные возможности, но в то же время она довольно рискованна».

Российский дипломат сказал газете Hindu, что у Москвы многое «стоит на кону» на глобальном уровне в этом конфликте, добавив, что «хорошие отношения между Индией и Китаем имеют центральное значение для подъема Евразии и возникновения многополярного мирового порядка, в котором не доминирует ни один полюс».

Эта стратегия сейчас находится под угрозой из-за растущей напряженности в отношениях между Индией и Китаем, которая подпитывается, прежде всего, военными действиями США против Китая. В то же время, несмотря на борьбу внутри американского правящего класса по вопросам внешней политики и неоднократные попытки Кремля найти урегулирование путем переговоров с американским империализмом, Вашингтон еще активнее ведет кур на окружение России. Последним событием стало повышение статуса Украины в рамках НАТО.

Кампания против Китая активизировалась с еще большей интенсивностью. В недавней статье в журнале Foreign Affairs, отражающей напряженные дискуссии в Вашингтоне относительно подготовки войны против Китая, Мишель Флурной, бывший заместитель министра обороны, отметила, что риск войны между США и Китаем, — что неизбежно втянет Индию и воспламенит весь Азиатский континент, — «выше, чем он был в течение десятилетий, и он растет».

Флурной утверждает, что самым существенным препятствием для предотвращения «войны в Азии» служит якобы низкий уровень «сдерживания» США в отношении Китая. Она, в частности, сожалеет, что Вашингтон «не выполнил обещанного поворота к Азии», который был инициирован Обамой.

Флурной предложила ряд мер по резкому усилению военных приготовлений США и подготовке к войне «во всех сферах — воздушной, морской, подводной, космической, в киберпространстве». Она пишет: «Чтобы восстановить надежное сдерживание Китая, Соединенные Штаты должны быть в состоянии предотвратить успех любого акта военной агрессии со стороны Пекина либо через обнуление способности китайской армии достигать своих целей, либо навязав ей такие большие расходы, что китайские лидеры, в конечном счете, решат, что это не в их интересах. И [председатель КНР] Си и его советники должны верить, что Соединенные Штаты обладают не только потенциалом, но и решимостью осуществить любое сдерживающее действие».