В Восточной Европе на фоне возрождающейся пандемии COVID-19 системы здравоохранения близки к коллапсу

Маркус Зальцман
28 октября 2020 г.

Резкое увеличение числа коронавирусных инфекций оказывает все большее давление на европейские системы здравоохранения. В странах Восточной Европы, где здравоохранение было разрушено в продолжение последних трех десятилетий приватизацией и мерами жесткой экономии, условия особенно тяжелы.

Ситуация в Польше практически вышла из-под контроля. В стране с населением 38 миллионов человек ежедневно регистрируется около 14 тысяч случаев заболевания. Примерно такое же количество заболевает в Германии, где население вдвое больше. Польские медицинские эксперты считают, что число нерегистрируемых случаев заболевания чрезвычайно велико. Уровень тестирования низок — всего 0,9 тестов на каждые 1000 жителей.

Коронавирусная лаборатория в Сербии (Фото: Dejan Vidanovic / CC-BY-SA 2.0)

Ведущий эпидемиолог Польши Роберт Флисяк указал на параллели между нынешними условиями в Польше и теми, что были в Италии в начале этого года, когда система здравоохранения рухнула из-за количества инфекций. Никто не контролирует ситуацию, заметил он.

Повсюду открываются временные больницы, потому что ресурсы в стационарах страны уже на пределе или близки к нему. Однако представитель польского правительства заявил, что отсутствие коек интенсивной терапии — это только одна из проблем. Как было хорошо известно до пандемии, главная проблема — это нехватка медсестер и врачей.

Недавний репортаж немецкой региональной радиостанции MDR дает представление о катастрофических условиях, существующих в Польше. Телеканал TVN24 записал разговоры аварийно-спасательных служб, в которых сотрудники описывают ситуацию, года пациента в тяжелом состоянии в течение нескольких часов перевозили туда и обратно между четырьмя больницами. В конце концов, отчаявшиеся медики скорой помощи сказали одной больнице, что оставляют пациента у их дверей, и вызвали полицию для помощи.

Томаш Сигел, заведующий анестезиологическим отделением больницы имени Орловского в Варшаве, подтвердил это. «Куда мне эвакуировать больных, которые там лежат? Министр не ответит, потому что нигде нет мест», — написал он в «Фейсбуке». Подготовка отделений интенсивной терапии требует денег, персонала и времени. Официальные цифры — это «фикция». Постановления правительства «пишутся только для того, чтобы провести пресс-конференцию и смыть со своих рук кровь тех, кто умер на наших глазах, и кто будет продолжать умирать из-за отсутствия помощи».

«Критический момент в развитии пандемии в Польше наступит тогда, когда в больницах прекратится медицинское обслуживание», — предсказал эпидемиолог Томаш Ожоровски. Он также добавил: «Мы приближаемся к этому моменту».

За последние 30 лет различные правительства обескровили систему здравоохранения в Польше. Теперь это становится ясно. Из 10 тысяч имеющихся в стране аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) 1400 было зарезервировано для пациентов с коронавирусом. Шестьдесят процентов из них уже используются. Некоторые из оставшихся ИВЛ не могут быть использованы из-за отсутствия персонала.

Вице-премьер Яцек Сасин недавно призвал врачей «перестать бояться» и использовать зачастую очень сложную аппаратуру без подготовки, рискуя жизнью пациентов.

Профессиональные доктора и медсестры в течение многих лет эмигрируют в Западную Европу, потому что не могут прожить на свою зарплату в Польше. В 2017 году в Польше было всего 2,4 врача на 1000 жителей, а в Германии — почти вдвое больше (4,3).

В Румынии зарегистрировано чрезвычайно большое число смертей от COVID-19. Уровень смертности в настоящее время составляет 4,5 на 1000 жителей, что более чем в 10 раз выше уровня в Германии. В прошлую пятницу страна с населением около 20 миллионов человек сообщила о 5028 случаях заболевания, — это самый высокий ежедневный показатель с самого начала пандемии. Более тысяч 200 граждан Румынии было инфицировано и более 6 тысяч умерло.

Праворадикальный президент Клаус Йоханнис был вынужден признать, что пандемия ввергла всю страну в хаос. Хотя правительство не приняло никаких существенных мер защиты, школы в Бухаресте недавно были закрыты на две недели, и обучение будет вестись в режиме онлайн.

Больницы страны настолько переполнены пациентами, что правительство было вынуждено издать приказ, в котором говорилось, что только самых тяжелых пациентов будут лечить в больнице, а остальных — на дому. Только в начале этого месяца правительство приняло закон, обязывающий больницы сохранять часть своих коек бесплатными для пациентов с COVID-19. Многие говорят, что решение пришло слишком поздно.

Министр здравоохранения Нелу Татару несколько недель назад заявил, что уровень инфекции в 3600 случаев ежедневно поставит больницы в критическое положение. В начале прошлой недели из 1040 имеющихся в стране коек интенсивной терапии 749 уже были заняты. Остро ощущается нехватка врачей. По данным агентства ARD, только около 1000 специалистов и 800 врачей-ассистентов работают в отделениях интенсивной терапии по всей стране.

В Чехии, с населением в 10,7 миллиона человек, наблюдается самый резкий рост случаев заболевания коронавирусом. На прошлой неделе нескольких пациентов с COVID-19 должны были перевезти в Германию для лечения. Только за одну прошлую пятницу было зарегистрировано более 15 тысяч случаев заболевания.

Больничная система страны находится на пределе своих возможностей, заявил министр здравоохранения Роман Примула. Тридцать процентов из тех, кто в настоящее время тестируется на коронавирус, получают положительный результат. Некоторые регионы сообщили о пятикратном росте числа заражений.

Больницы больше не в состоянии гарантировать лечение. 120 ИВЛ были направлены в Чешскую Республику из других стран Европейского союза (ЕС). Правительство также попросило страны ЕС и Соединенные Штаты прислать медработников. Все это было предсказуемо в начале пандемии, но ранее в этом году коалиционное правительство бизнесмена Андрея Бабиша, — в него входят социал-демократы и сталинисты, — отказалось от всех карантинных мер. Комендантский час, ношение масок и другие подобные меры заново вводятся только сейчас.

В Словении почти все койки в больницах в настоящее время используются для лечения пациентов с COVID-19. В прошедшую субботу заболело 1697 человек — самый высокий для страны ежедневный показатель за всю пандемию. За несколько дней до этого представитель правительства сообщил, что 25,5% тестов дали положительный результат. Согласно рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, число положительных тестов не должно превышать 5 процентов. Скорость обработки тестов уже ограничена, а число заражений за неделю удвоилось.

Пандемия обнажила истинное состояние системы здравоохранения. Мы должны «что-то сделать в инфраструктуре здравоохранения, — потребовал д-р Войко Флис, генеральный директор Университетского клинического центра Марибора, в интервью Radio Slovenia. — Все наши больницы находятся в относительно старых зданиях. В то же время у нас нет зданий, оборудованных для размещения опасно-инфицированных пациентов».

Значительное число жителей ряда домов престарелых по всей стране также инфицированы. От 5 до 10 процентов всех случаев инфицирования приходится на медработников.

Аналогичные условия наблюдаются во всех странах Восточной Европы и на Балканах, везде быстро растет число инфекций. В Боснии-Герцеговине ежедневно заболевает более тысячи человек, 10 процентов из них — дети школьного возраста. Условия в больницах были катастрофическими даже до начала пандемии. Несмотря на рост инфекций, правительство недвусмысленно заявило, что никаких карантинных мер не будет из-за опасений по поводу их экономических последствий.

Врачи в Сербии предвидят «итальянский сценарий», то есть полный коллапс — после того, как правительство в Белграде отменило все меры по сдерживанию пандемии.

Хотя некоторые правительства в отчаянии принимают отдельные меры, чтобы сдержать распространение вируса, они не скрывают того факта, что коррумпированные и дискредитировавшие себя режимы преступно рискуют жизнями тысяч людей. Только самостоятельное массовое рабочее движение против капиталистического строя может положить этому конец.