Новый торговый блок под руководством Китая создает почву для дальнейшей напряженности в отношениях с США

Питер Саймондс
18 ноября 2020 г.

Спустя восемь лет после начала переговоров региональное торгово-экономическое соглашение — Всестороннее региональное экономическое партнёрство (ВРЭП — RCEP) — было подписано в воскресенье, 15 ноября, 15 странами Азиатско-Тихоокеанского региона, включая Китай, Японию, Южную Корею, Австралию, Новую Зеландию, а также все 10 членов Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Хотя эта сделка относительно ограничена по своим масштабам, она является еще одним ударом по амбициям США по экономическому доминированию в регионе. После того как президент Трамп вывел Соединенные Штаты из Транстихоокеанского партнерства (ТТП), крупнейшая экономика мира не входит ни в один из двух основных экономических блоков региона.

Председатель КНР Си Цзиньпин на партийном съезде в 2018 году (Источник: Xinhua)

АСЕАН, а не Китай, инициировала переговоры, приведшие к соглашению ВРЭП, но сам размер китайской экономики — второй в мире по величине — гарантирует, что китайская экономика будет располагать преобладающим влиянием внутри группы. Независимо от того, кто именно, Джозеф Байден или Трамп, будет окончательно утвержден на посту следующего президента США, оба кандидата сигнализируют о дальнейшем наращивании конфронтации Вашингтона с Пекином, в том числе в экономической сфере.

Это соглашение объявлено крупнейшей в мире торговой сделкой: на долю вовлеченных в него стран приходится около 30 процентов мирового экономического производства. Даже без участия Индии — она вышла из переговоров в прошлом году, — в регионе живут 2,2 миллиарда человек. По словам американских профессоров Питера Петри и Майкла Пламмера, цитируемых газетой Financial Times, ВРЭП прибавит 186 миллиардов долларов к размеру мировой экономики и 0,2 процента к экономике своих членов.

Азиатско-Тихоокеанский регион уже охвачен множеством двусторонних и многосторонних торговых сделок, которые будут упорядочены в рамках договоренностей ВРЭП. Соглашение будет охватывать широкий круг товаров и услуг, инвестиций, интеллектуальную собственность и электронную торговлю. Оно рассматривается в качестве шага к созданию более взаимосвязанной торговой зоны, такой как Европейский союз или Северная Америка. Однако не ожидается, что оно само по себе приведет к значительному снижению тарифов, поскольку многие виды торговли уже охвачены существующими торговыми сделками. Вместе с тем ВРЭП вводит стандарты во всем регионе, которые в настоящее время значительно различаются.

В настоящее время, например, правила происхождения, определяющие, где продукт считается произведенным, различаются между различными торговыми соглашениями. Изделие, произведенное в одной стране и содержащее компоненты, произведенные в других странах, может подпадать под действие соглашения о свободной торговле с Японией, но не с Южной Кореей. Теперь, если продукт входит во ВРЭП, он будет иметь одинаковый статус во всех 15 государствах-членах.

ВРЭП также является первым случаем, когда три основные экономики Северо-Восточной Азии — Китай, Южная Корея и Япония, — входят в один и тот же торговый блок. Предыдущие попытки правительств этих трех стран достичь соглашения терпели неудачу. По оценкам японского правительства, новое торговое соглашение отменит тарифы на 91 процент товаров между тремя странами. Около 92 процентов японских товаров, экспортируемых в Южную Корею, теперь будут беспошлинными — по сравнению с 19 процентами в виде пошлин, которые взимались до сих пор. Равным образом беспошлинными будут и 86 процентов товаров, экспортируемых из Японии в Китай — по сравнению с 8-процентными пошлинами ранее.

Ограниченный характер сделки подчеркивается тем фактом, что она позволяет странам сохранять тарифы на импорт в секторах, считающихся особенно важными или чувствительными. В результате сельское хозяйство по большей части не включено в соглашение, охват сферы услуг также ограничен.

Глубинная геополитическая напряженность сохраняется.

Пекин, несомненно, расценивает это соглашение как полезное противодействие эскалации торговой войны со стороны администрации Трампа, которая ввела тарифы на две трети потребительских товаров из Китая. Премьер-министр Китая Ли Кэцян охарактеризовал соглашение как «победу многосторонности и свободной торговли».

Один из комментариев в китайской государственной газете Global Times, придерживающейся агрессивной линии по внешнеполитческим вопросам, был озаглавлен — «ВРЭП положит конец гегемонии США в западной части Тихого океана». Новое соглашение, по словам издания, «дает сигнал о том, что азиатские страны не хотят выбирать между США и Китаем», и оно демонстрирует «провал попытки администрации Трампа окружить Китай в западной части Тихого океана».

Присутствие официальных военных союзников США — Австралии, Японии и Южной Кореи, — в этой экономической группе указывает на тот факт, что все три страны сильно зависят от торговли с Китаем и пытаются балансировать между Пекином и Вашингтоном.

Австралийское правительство вначале поддержало конфронтационную позицию Трампа и все больше нагнетало антикитайские настроения, чтобы оправдать драконовское законодательство по борьбе с иностранным (китайским) вмешательством. Но оно столкнулось с ответными китайскими торговыми мерами и сейчас приветствует соглашение ВРЭП как средство отхода от прохладных отношений с Пекином.

Индия вышла из переговоров в прошлом году, сославшись на опасения, что ее производители не смогут конкурировать с китайскими. Индийский дефицит в торговле с Китаем и так достиг 60 миллиардов долларов в год. Хотя дверь для присоединения Индии к соглашению остается открытой, отношения Индии с Китаем еще больше ухудшились на фоне пограничных столкновений в этом году.

Следующая администрация США не будет мириться с ростом китайского экономического влияния в Азии. Байден был вице-президентом при президенте Обаме, который начал «поворот к Азии», направленный на подрыв Китая экономическим и дипломатическим образом и подготовку к войне. Соглашение ТТП рассматривалось Обамой как средство изолировать Пекин путем создания исключительно экономической группы, включающей крупные азиатские экономики, такие как Япония, но исключающей Китай.

В ходе предвыборной кампании в США Байден и демократы критиковали Трампа за то, что тот слишком мягок по отношению к Китаю. Байден не ответил на пресс-конференции 16 ноября на вопрос о подписании соглашения ВРЭП, заявив, что не будет обсуждать торговую политику США, потому что он еще не вступил в должность, и «есть только один президент в данный момент».

Тем не менее, в высказывании, направленном против Китая, Байден заявил: «Мы представляем собой 25 процентов мировой экономики… Мы должны быть объединены с другими демократиями, еще 25 процентов или более, чтобы мы могли устанавливать правила дорожного движения вместо того, чтобы Китай и другие диктовали их, потому что они такие большие».

Байден не указал, будет ли он стремиться присоединиться к ТТП, которое было переименовано во Всеобъемлющее прогрессивное Транстихоокеанское партнерство после того, как Трамп вывел из него США. Ясно, однако, что администрация Байдена продолжит придерживаться агрессивной позиции по отношению к Китаю, начатую при Обаме и обострившуюся при Трампе.

Американский империализм предпринимает отчаянные усилия, чтобы остановить свой исторический упадок, и готов использовать все методы — военные, дипломатические и экономические, — чтобы укрепить свои позиции против любого потенциального соперника, главным из которых является Китай. Как и в 1930-е годы, обострение торговой войны ведет к военному конфликту с участием ядерных держав.